Increase font size Default font size Decrease font size Standart screen resolution Auto adjust screen size

У вас не установлен или устарел Flash player.Кликните здесь чтобы обновить или установить его для просмотра содержимого.

You are here : Главная

ОБ АВТОРЕ

Панов Е.Н.
Панов Е.Н.
ЕВГЕНИЙ НИКОЛАЕВИЧ ПАНОВ
– ПОЛВЕКА РОССИЙСКОЙ ЭТОЛОГИИ

3 августа 2011 года исполнилось 75 лет Евгению Николаевичу Панову — этологу, орнитологу, герпетологу, профессору, академику РАЕН, лауреату Государственной премии Российской Федерации, чьё имя неразрывно связано со всей историей становления и развития этологических исследований в нашей стране.

Евгений Николаевич родился в Москве в семье литератора Н.Н. Панова — поэта, журналиста, автора ряда известных военно-приключенческих повестей. Детство Е.Н. Панова пришлось на годы войны и, как у многих его сверстников, отмечено эвакуацией и длительной разлукой с родителями. В 1954 г. Е.Н. Панов поступает на биофак МГУ, где специализируется по кафедре зоологии позвоночных. Студенческая компания подобралась незаурядная. В одной группе судьба свела С.Д. Абатурова, Ф.Я. Дзержинского, В.Д. Ильичёва, В.Н. Орлова, Е.Н. Панова и А.С. Северцова, которым суждено было создавать и продвигать принципиально новые научные направления отечественной науки: кариосистематику, биоакустику, биомеханику и другие. Е.Н. Панов выбрал этологию — науку о закономерностях поведения животных в естественной среде обитания, опирающуюся на представления о врождённых механизмах видоспецифического поведения, развитые в работах К. Лоренца и Н. Тинбергена.

Интерес к поведению птиц пробудился у Е.Н. Панова в студенчестве в пору подготовки дипломной работы, темой для которой стала экология и поведение малых зуйков в Окском заповеднике. Эта работа стала отличной школой по овладению основными навыками этологических наблюдений и вызвала желание продолжить её в сравнительном ракурсе. Через год после окончания университета Е.Н. Панов отправляется в Южное Приморье на работу в заповедник Кедровая Падь. Одним из мотивов, побудивших молодого зоолога к столь дальнему путешествию, стало желание сравнить поведение малого зуйка с поведением загадочного уссурийского зуйка — в то время практически неизученного. Место оказалось удачным. На галечниковых и песчаных отмелях здесь бок о бок гнездились уссурийские, малые и морские зуйки, а на осеннем пролёте в массе встречались короткоклювые зуйки. Здесь же, в Южном Приморье, утвердилась и ещё одна «пожизненная» привязанность — сорокопуты. В заповеднике они были представлены сибирским жуланом, тигровым и японским сорокопутами. Зуйки, сорокопуты, а также многочисленные в Приморье овсянки послужили превосходной моделью для изучения экологических и этологических принципов сосуществования близкородственных видов птиц. Результаты этих исследований, а также огромный фаунистический материал, собранный за несколько лет работы в заповеднике, обобщены в монографии «Птицы Южного Приморья» (1973).


ImageВ середине 1960-х годов Е.Н. Панов переезжает в Новосибирск и попадает в орбиту деятельности талантливого учёного и энергичного организатора науки Н.Н. Воронцова. Тематика возглавляемой им лаборатории, нацеленная на изучение генетических аспектов видообразования, гибридизации, изолирующих механизмов, как нельзя лучше соответствовала интересам Е.Н. Панова. Тут же, в окрестностях новосибирского Академгородка, он изучает структуру гибридной популяции обыкновенной и белошапочной овсянок, закладывая основу для будущей многолетней программы изучения взаимоотношений этих форм на всём пространстве их ареалов. Но основным полигоном для проведения полевых исследований почти на три десятилетия становятся Средняя Азия и Закавказье. Верность этим интереснейшим в зоологическом отношении регионам Е.Н. Панов сохранил и после того, как в 1971 году возвратился в Москву и стал работать в лаборатории биоакустики Института эволюционной экологии и морфологии животных (ныне Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова).


Экспедиции следовали одна за другой, каждый год без перерывов, в Нахичевань, Гобустан, на Мангышлак, в Копетдаг, Красноводск, Бадхыз, на Сурхандарыо, Памир, в северный Казахстан, Чуйскую степь и в другие места. В первой же поездке в Копетдаг пришла новая любовь
каменки, непревзойдённый и в известной мере уникальный модельный объект, совмещающий в себе максимальную доступность для наблюдений, сложное и выразительное поведение, значительное видовое разнообразие и обилие гибридогенных популяций разного состава. Параллельно продолжаются исследования по сорокопутам — их межвидовым отношениям, гибридизации, сравнительной этологии. Не остаются без внимания и другие ситуации совместного обитания близких видов: степная и обыкновенная пустельги, испанский и домовый воробьи, синий и пёстрый каменные дрозды, монгольский и красноклювый пустынные снегири. Позднее, в конце 1970-х и в 1980-х годах внимание Е.Н. Панова привлекают чайки. Совместно с сотрудниками Наурзумского и Красноводского заповедников выполнены исследования влияния социальных факторов на демографию колониально гнездящихся видов, собраны материалы по сравнительной этологии, изучены механизмы изоляции и гибридизации между некоторыми формами, составляющими известный комплекс «серебристых чаек».


Публикуются десятки статей, одна за другой выходят научные монографии, каждая из которых становится заметным событием и предметом бурных дебатов. За приоритетный цикл работ «Фундаментальное исследование коммуникации животных и биосоциальности: организационные механизмы и эволюционные преобразования» (книги «Механизмы коммуникации у птиц», 1978; «Поведение животных и этологическая структура популяций», 1983; «Гибридизация и этологическая изоляция у птиц», 1989) Е.Н. Панов удостоен в 1993 г. Государственной премии Российской Федерации. Книги «Поведение животных и этологическая структура популяций» и «Гибридизация и этологическая изоляция у птиц» удостоены также первых премий МОИП за 1983 и 1989 гг.


В этих работах принципиально новые представления о механизмах коммуникатив-ного поведения и социальности животных Е.Н. Панов развивает на примере птиц. Желая убедиться в универсальности своего подхода к описанию и анализу поведения, Е.Н. Панов обращается и к другим группам позвоночных. Во время наших совместных путешествий по Средней Азии мне не раз приходилось видеть, как он с огромным любопытством наблюдает за поведением многочисленных здесь домашних копытных, живущих в условиях полувольного содержания — коров, верблюдов, ослов. На Мангышлаке нам довелось жить в одном ущелье с несколькими враждующими друг с другом группировками одичавших быков, и я не раз всерьёз опасался за жизнь шефа, имевшего обыкновение лезть с кинокамерой в самую гущу схваток. Некоторые из этих наблюдений были впоследствии опубликованы в специальных статьях или нашли отражение в монографиях и научно-популярных книгах. Но всё же основным «побочным» объектом стали агамы. В 1981 г. в западном Копетдаге мне удалось присутствовать при первом знакомстве, и с тех пор эти замечательные ящерицы прочно обосновались в орбите интересов Е.Н. Панова и его неизменной спутницы по экспедициям Л.Ю. Зыковой. Материалы по поведению, популяционной экологии, межвидовым взаимоотношениям, морфологии и гибридизации кавказской, хоросанской и гималайской агам обобщены в их совместной монографии «Горные агамы Евразии» (2003).

В связи с юбилеем Е.Н. Панова нельзя с благодарностью не вспомнить о его роли как пропагандиста и популяризатора этологии. Ведь начало научной биографии юбиляра пришлось на то время, когда этология входило в число научных направлений, упоминание которых допускалось лишь в связи с их критикой. О послевоенном триумфе этологии на сцене мировой науки в советской печати не упоминалось даже вскользь. Известно, что и после разоблачения культа личности в 1956 г. радикальные изменения в отечественной биологии заставили себя ждать долго. Первые переводы К. Лоренца и Н. Тинбергена, выполненные Е.Н. Пановым, были изданы у нас только на рубеже 1960-х и 1970-х годов. В тот же период в обществе «Знание» им были опубликованы три брошюры с изложением основ этологического подхода к изучению поведения животных и истории этологии, удостоенные первой премии общества за 1971 г. Значение всех этих книг трудно переоценить. Уже в начале 1970-х годов начитавшиеся их студенты-зоологи, к коим относился в ту пору и автор этих строк, буквально бредили этологией, и вскоре на биофаке МГУ с ошеломляющим успехом прошла первая Всесоюзная конференция по поведению животных, за которой с короткими перерывами последовали две другие, причем число участников раз от разу значительно увеличивалось.

В 1983-1986 гг. по инициативе, под руководством и при активном личном участии Е.Н. Панова в г. Пущино прошли четыре школы-семинара по проблемам теоретической биологии для молодых специалистов. В общей сложности на этих школах присутствовало свыше 500 слушателей. К чтению лекций и проведению семинаров были привлечены видные зоологи, специалисты по теоретическим вопросам экологии, математическому моделированию, информатике, семиотике, лингвистике. На последней школе, посвящённой проблеме сравнения поведения животных и человека, наряду с зоологами выступали этнографы, психологи, социологи и медики. Эта проблема интересует Е.Н. Панова на протяжении всей научной деятельности. Особое место в его творчестве занимают книги «Бегство от одиночества» (2002) и «Знаки, символы, языки» (2005). Хотя по форме и стилю они принадлежат к научно-популярному жанру, по сути своей они представляют собой фундаментальное изложение современных представлений о социальной организации, поведении и системам коммуникации у животных и человека с обсуждением проблемы сходства и различий между ними. Эти книги, ставшие плодом более чем двух десятилетий напряжённого труда, построены на огромном фактическом материале и не имеют аналогов в мировой литературе.

Итак, позади более полувека работы в науке. Опубликовано около 400 работ, в том числе 14 книг. Имеются переводы книг на  английский, немецкий, японский и чешский языки. Ученики защитили кандидатские и докторские диссертации. Выросли дети и подрастают внуки. Но жизнь продолжается, и каждый год по весне Евгений Николаевич снова небрежно запихивает в рюкзак старую палатку со спальником и аккуратно заполняет кофр новехонькой аудио-, фото- и видеоаппаратурой. Будучи страстным любителем рок-н-ролла, никогда не уезжает в поле без кассеты с записями Элвиса Пресли. В последние годы мэтр вернулся к давней теме — взаимоотношениям и гибридизации белошапочной и обыкновенной овсянок. Имеются и другие планы. Пожелаем же Евгению Николаевичу крепкого здоровья и неизменных успехов в том, что он считает главным делом своей жизни.

В. В. Иваницкий

 
ИДЕЯ ЭТОГО САЙТА
Первоначально, на уровне еще смутного тогда  пожелания, идея создания собственного сайта возникла из потребности  поделиться некоторыми своими соображениями  с профессионалами в области поведенческих дисциплин и семиотики. Я имел в виду лиц, не утративших с возрастом  чувства ответственности  за свою научную и просветительскую деятельность. Я мысленно видел в своих собеседниках близких мне по духу  членов научного сообщества. Это люди, сохраняющие непримиримость к  поспешным псевдонаучным поделкам всякого рода, Они готовы отстаивать перед заинтересованной аудиторией непреходящую ценность тех зерен системного знания о поведении, истинность которых, если и не доказана окончательно, представляется таковой на современном этапе развития наших представлений об окружающем мире.
Продолжение...